Memento Morton!

16 января 2011

Дэвид Мортон — французский шотландец, родившийся в Испании, говорящий на десятке языков, много лет проработавший в России, в московском представительстве Дома Франции, делится своими наблюдениями относительно культурной эволюции. За некоторое время до того, как он покинул Россию, (пообещав, естественно, вернуться), у нас состоялся следующий разговор. 

Полный текст

Что, интервью хочешь? Ну, валяй. Я тебя внимательно слушаю.

tJ: Нет, это я тебя внимательно слушаю. У тебя есть уникальная возможность рассказать миру все, что ты о нем думаешь.

Я такой человек, который этот мир того… любит…

tJ: …в прямом и переносном смысле…

Видишь вот это? (показывает на маленький сувенирный глобус на своем столе) Его мне подарили представители газеты «Коммерсант», они сразу поняли, что я вращаю Землю…

tJ: …педальным приводом, ага! И «Коммерсант» решил вовремя прогнуться.

А вот слон-Ганеша, бог такой индийский. Знаешь кто подарил?

tJ: Уверен, что сам Ганеша и подарил…

Нет, Катя Рыкова из журнала «Фото-мастерская». А вот ты мне что подарил?

tJ: Ничего. У тебя уже все есть. Слон и глобус. Есть ли у французов в Москве свое французское землячество? Ты с кем больше общаешься? С нами или с вами? 

Сначала, когда я приехал в Россию, круг друзей состоял в основном из русских. Мне хотелось как можно ближе узнать Россию. Постепенно сложился и французский круг общения. Там где это уместно, я стараюсь, чтобы эти круги пересекались.

tJ: Есть ли проблемы понимания?

Языковая проблема – не проблема. Да, не так много французов из живущих в Москве, говорящих по-русски. Зато много русских, который владеют французским. В конце концов, все говорят по-английски. Проблема понимания французами России лежит в другой области, смоделированной средствами массовой информации. Я всегда приветствую любую критику, и в адрес самого себя, и того, что я люблю. Но настоящая критика – это всегда анализ, поэтому она конструктивна, благожелательна и полезна. А если критика деструктивна, то это не критика – чернуха.  Этим очень часто и занимаются «желтые» СМИ во всем мире. Многим французам очень нравится Россия, они приезжают сюда и берут за правило – общаемся между собой только на русском языке. Других языков не существует. Один мой знакомый даже специально взял отпуск, чтобы жить где-то в глубинке, в монастыре, учить с погружением язык. Эти люди поняли, что Россия, которую им рисуют СМИ – это одно, а Россия, в которой они живут – совершено другое. Как «желтые» журналисты  во Франции работают? Точно так же как их российские коллеги. Они считают, что показывать добор и счастье – не рентабельно. Поэтому показывают зло и несчастье. Я общался с одним таким журналистом. Несколько лет назад он приезжал в Москву специально снимать фильм о бездомных детях и проститутках. Снял. Полное впечатление, что кроме проституток и беспризорников в России другие социальные слои просто отсутствуют. В прошлом году он снова приехал в Москву снимать чего-то подобное. Сказал, что не ожидал, что русские после такого фильма ему дадут визу. Еще он удивлялся позитивным изменениям в России. Тут я ему и говорю, ну, замечательно, покажи этот позитив в своем фильме. И тут он и заканючил, дескать, у-у-у, ты прекрасно знаешь, что позитив трудно продать… Все. Про-да-вать. А что? Французам, или другим людям в мире не приятно видеть счастье? Проблемы? Да. Но они есть везде и везде они одинаковые. Та же мафия, та же коррупция, то же неравенство. Но почему в России это заметнее чем в прочих странах? Да потому что русская культура репрезентативна. У русских, как вы говорите, душа не распашку. Есть богатство – надо показать. Есть проблема – показать. Все показать. Потому и видно. Сами показываете. 

tJ: Ну да. Мы видим, что у русского президента часы за пятьдесят тысяч евро, а у американского за пятьдесят…

Потому что у вас в языке есть такое слово «показуха». Потемкинская деревня… Вот в Петербурге отремонтировали фасады. А надо еще посмотреть как там внутри. А вы считаете, раз внутри не видно, то можно и не ремонтировать. Это от желания показать. Но для нас, иностранцев, это тоже причина культурного шока. Мы же знакомились с Россией по вашей великой литературе, которая настолько глубокая, настолько внутренняя… Это такой диссонанс с современной культурой культа глянцевых поверхностей…

tJ: «Глянец» как феномен…

А ваша душа – не глянцевые обложки, а ваши книги…

tJ:  «Глянец» как раз – феномен глобализации.  Отражает глобальную тенденцию, связанную с развитием глобальных телекоммуникаций. Они сделали мир синхронным. Все происходит здесь и сейчас. И единственный канал передачи информации – не текст и анализ, требующий времени, а образ и чувство, возникающее мгновенно. И притом следует учесть, что вовлечение России в мировое глобализационный процесс произошло реактивно. А какие изменения в России вызвали культурный шок? Ты, вообще, здесь сколько лет тусуешься?

Я здесь больше трех лет живу постоянно, но до этого двадцать лет регулярно приезжал. Первый раз испытал шок от изменений, когда в 1996 году в России появились первые банкоматы. Так необычно на самом деле это было. В Москве и вдруг банкомат! Все французы вокруг тебе говорят: «Нельзя! Ни в коем случае! Русские банкоматы – это ужасно! Они отбирают наши карты…»

tJ: Практически вырывают их из рук…

Да! Даже тут русские так говорили. Ну ладно. Пробую! Беру свою кредитную карту, вставляю с замиранием сердца в банкомат… Карта вошла… Набираю код. Секунды длились вечность…

tJ: …жизнь пролетела перед глазами…

И вдруг, о чудо! Деньги! Ваши, русские деньги, списанные с  моей французской карты. Это не просто опыт, и не просто эмоции. Это опыт и эмоции личного переживания новейшей историей России. Мурашки от первого русского банкомата – это моя персональная реакция не просто на подключение русского банка к французскому,  а на вхождение России в мировое сообщество, не декларативное, где-то наверху, а реальное, здесь на улице. Это ощущение эпохи, доложу без ложного пафоса. Прочие изменения открыты для взгляда. Облики городов, внешний вид людей, их красивая одежда. Всероссийская автомобилизация населения. Да, конечно, в Москве, как и в других столицах мира, появились ужасные пробки, это плохо. Особенно в такую жару… Когда, наконец будет дождь…

tJ: Лучше скажи мне, когда будет снег? Во Франции в этом году будет снег?

Консульство Франции принимает на себя обязательство к новому горнолыжному сезону организовать качественные осадки. (Смеется). А что, в прошлом году его не было? На всех курортах снег был.

tJ: Но его было не достаточно. Кажется, нижним курортам снега не очень хватило.

Нижним – да, не хватило, но на остальных курортах снега было, как обычно предостаточно.

tJ: А нижние курорты каким-то образом застрахованы на случай бесснежной зимы? Или они ушли в минус и рассорились?

Да нет, что ты! Наши курорты никогда не бывают в убытке. Ведь это же Франция! Там у нас всегда есть чем заняться туристу. Более того, горнолыжники часто намеренно жертвуют несколькими днями спортивного отдыха в пользу культурной организации досуга – спускаются с гор в города. В регионе Рона-Альпы, где сосредоточена большая часть горнолыжных курортов, есть много мест, достойных посещения. Гренобль, Анси, Шамбери, Ферне-Вольтер, Межев… Эти места заслуживают целенаправленного посещения. Благодаря Андре Мальро мы сохранили старинный облик этих городов. Он тогда был министром культуры  и много сделал, чтобы спасти старые города от экспансии конструктивизма, и они остались такими красивыми. Кроме того, многих любителей активного отдыха, в основном из Западной Европы, отсутствие снега не может смутить, потому что там развиты и другие формы активного горно-спортивного отдыха, трекинг, байкинг, параглайдинг, альпинизм. В том же Шамони, к примеру, всегда отели заполнены,  вне зависимости от погоды. Кстати сказать, ваши коллеги, русские журналисты, которые там проводят фотокросс, тоже свою руку приложили к разнообразию отдыха в Шамони. И каждый курорт имеет свой календарь культурных событий, притом довольно плотный.

tJ: Я знаю. Прошлый год почти месяц провел в Шамони. Встретил много соотечественников, которые там даже не попытались встать на лыжи. Просто гуляли по городку и по горам, воздухом дышали. Вот до чего уже дожило человечество, что дыхание воспринимает как развлечение! И я знаю множество люде, которые хотели бы приехать в во Францию, но не могут это сделать, пугаясь визовых формальностей, некоторые из которых недоступны пониманию. Вот вы тут, всем Домом Франции бьетесь, пытаясь привлечь как можно больше русских туристов, а консульство ваше берет и тупо закрывает целый сегмент туристического рынка, как прошлый год, объявив о прекращении выдачи виз автобусным туристам – самой массовой категории путешественников. 

Да, такая проблема прошлый год была. Консульство просто технически не справлялось с нахлынувшим перед Рождеством потоком визовых заявлений. Здесь две причины – недостаточная в период авралов пропускная способность консульства, и чисто русская привычка делать все в последний день. Чтобы по нормальным ценам отдохнуть в Альпах в новогодние каникулы, иметь выбор из отелей и аппартаментов, успеть без спешки и без риска от невыезда оформить визы, следует этим озаботиться уже в сентябре. Лучшие предложения к октябрю уже раскупаются. И в России с каждым сезоном становится все больше таких предусмотрительных туристов. Но ваша основная масса народонаселения до самого последнего момента лежит на диванах, а 31 декабря вдруг решает, что желает встретить Новый год с видом на Монблан, и устраивает в дверях консульства давку. Как тут нам справится? Консульство со своей стороны пытается усовершенствовать всю систему, чтобы люди без очередей сдавали документы, и без очередей получали визы. Поэтому оно изменило весь порядок апелляции. Теперь заявления на выдачу виз возможно подавать только через специальную структуру VFS…

tJ: Ага. И теперь вообще невозможно в разумный срок получить визу…

Да, это проблема. Но система только начала работать, поэтому много сбоев. Разумеется, их быть не должно, потому что разработчики должны ее сначала построить, затем отладить, затем протестировать, но получилось так, что реально она тестируется и отлаживается лишь в режиме реальной же работы. Надеюсь, она уже совсем скоро заработает безупречно, и тогда срок оформления визы не превысить трех-четырех дней. 

tJ:  Какие перспективы у развития туризма во Франции на российском рынке в целом?

Российский туристический рынок для туроператоров, работающих на французском направлении – до сих пор остается полем непаханым. Все турфирмы предлагают что? Париж, Лазурный Берег, и зимой – Альпы. Все. То есть все продают то, что проще продается. А кроме Эйфелевой башни есть еще замки Луары, кроме Лазурного Берега – великолепные пляжи Атлантического побережья. Ситуация только-только начала меняться. Большой процент туристов уже удовлетворил  первичный интерес и теперь хочет узнать Францию глубже. Они отправляются в путешествие по провинциям и при первом же знакомстве с жизнью Французской глубинки, проникаются таким энтузиазмом, что спрос на эти маршруты растет весьма заметно. Во-первых, там цены на все существенно дешевле. Во-вторых, только в провинции путешественник может познакомиться со страной в личном общении с ее людьми. В парижане, как и москвичи не подойдут к туристу первыми, и не заговорят, на дороге не остановятся и не подвезут, а в селах Бургундии и заговорят, и подвезут, и в дом позовут, вином угостят. …Нормандия, Западная Луара, Бретань, и все свежее, ах, какая там гастрономия, воздух какой! Это же тоже для здоровья важно, после года, проведенного в клубах городского смога. Надо всегда ехать в новые необычные места! Главное, чтобы я посоветовал туристу – не надо бояться неординарных ситуаций. …А какие радушные, открытые там люди. Понимаешь по-французски, или не понимаешь – это не важно. Улыбки людей понимаешь, и это самое главное…

tJ: Это я по себе знаю. Ровно год назад осенью меня занесло в Ферне-Вольтер. Воскресный день. Дивная атмосфера французского городка, в котором, кажется, до сих пор живет Вольтер и скребет пером бумагу. Милые, чуть подвыпившие  старушки просят уличного шарманщика прокрутить перфоленты молодости их прабабушек. Он крутит, притом даже монет не просит, они поют. Увидели меня с рюкзаком, решили, что в честь этого бродячего мсье нужно спеть еще и эту песню… Так трогательно!.. Стопорю на дороге машину, чтобы добраться до кемпинга, так первый же водитель, которого звали Дидье, мне такую экскурсию устроил по окрестностям, - турфирмам поучится бы!..

А турфирмы ваши, ты знаешь ли, учатся. Я могу совершенно точно сказать, что русские туроператоры в сфере горнолыжного туризма по Франции – самые компетентные в мире. Прежде всего потому, что хозяева самых успешных в этой области турагентств – сами горнолыжники, построившие бизнес на своей любви к горам и лыжам. Тот же Борис Бурыкин, или Евгений Судьбин, создавшие “Ascent Travel” или ребята из «Эрцога»… У вас же, у русских, горнолыжная культура такая романтичная. Этот дух Эльбруса, Чегета, Домбая вы переносите в наши Альпы, и это нас не может не радовать.

tJ: А нас не может не удручать, что дух Эльбруса, Чегета, Домбая вынужден переноситься в ваши Альпы только потому, что в Новый год там на всех немногочисленных подъемниках народ стоял в очередях по пять часов! Мои знакомые рассказывали. И отказывались верить, что в Альпах – везде не только во Франции, я ни разу дольше пятнадцати минут, и то – в самый разгар сезона, не стоял.

Ну, и эта проблема у вас, я думаю разрешиться. В этом плане, будущая олимпиада в Сочи  очень, конечно, обнадеживает.

tJ: А что ты говорил про Атлантическое побережье? Я не слышал, чтобы там кто-то купался… Там наверное не такая теплая вода?

Ты что! Пляжи длинные, широкие, чистые!  Вода 22 градуса. Говорить что для русских это холодно – смешно. На всех пляжах мира русские первые лезут в воду весной, и последние из нее вылезают осенью. Некоторые и зимой не вылезают… Вы меня, с моей женой, кстати, научили в прорубь нырять в процессе осуществления бани. Жене очень нравится. Вот где настоящий фитнес!

tJ: То есть, можно на туроператоров особо не надеяться, а самому забронировать гостиницу, билеты, и поехать куда глаза глядят?

Можно, конечно. Но туроператоры, вообще-то, полезные. У них есть информация о конкретных местах, они знают, где лучше жить и что посмотреть. Если они не знают, то всегда есть «Дом Франции». Мы все знаем про Францию. Мы бы хотели, чтобы туроператоры тоже понимали перспективность новых направлений, и развивали бы их.

tJ: Странно, что им это не очевидно. Новые направления – диверсификация узкоспециального бизнеса. Новые возможностей, новые деньги…

Твои слова, да богу в уши… Но это системные проблемы всей отрасли. Куда в России возят иностранцев? Москва, Петербург, Суздаль. Когда еще есть и Псков и Новгород, и Байкал, и Алтай. Но это уже другой туризм, для развития которого первое что требуется – информация, в первую очередь и для самих туроператоров. Она же – и второе, и третье.  В этом плане ваш журнал, конечно, приносит грандиозную пользу для всех – и для туристов, и для турфирм, и для консульских работников. Нам всем нужна информация друг о друге. Чтобы лучше понимать партнера или клиента, надо знать особенности его менталитета. В этом смысле журналист немножко этнограф. Приведу пример замечательной. Здесь был недавно был господин Раванелло, корреспондент французского «Первого канала». Он снял потрясающий фильм про дачи. Ведь мы не знаем, что такое дача, и какую важную роль она выполняет для русского национального сознания…

tJ: Боюсь, что большинство русских дачников тоже об этом не догадываются…

А Раванелло доступными ему средствами документальной кино-журналистики провел исследование, и пришел к выводу, что труд на дачном участке для русских – это своего рода психотерапия, на уровне национального подсознания. XX-й век лишил народ земли, а русский народ бессознательно продолжает любить землю, -  любить находиться с ней в контакте, и ценить эстетику натурального хозяйства. Да я и сам замечал, - это так  забавно, - летят из какого-нибудь Куршавеля богатейшие люди, политики, бизнесмены, и тащат с собой в самолет кто-что, кто плетеную мебель, кто плед, кто гамак. «На дачу!» Вот! Не в дом, не в офис, а на дачу! Вот они, крестьянские корни русского сознания, которые не удалось вытравить ни войнами, ни индустриализацией. 

tJ: Точно! Можно вывести для какого-нибудь словаря такое определение: «Дача – это воплощение тоски загнанного в город крестьянина, по своей исконной среде обитания». Супер! Шесть соток психотерапии! Кстати, русские, которые покупают дома во Франции, их тоже называют «дача».

Именно так они эти дома и рассматривают. В отличие от англичан, они в них на живут постоянно. Только временно. Хотя дома покупают как замки.

tJ: Может ли частное лицо купить настоящий средневековый замок? Из заброшенных?

Конечно может. Но смотря зачем. Если руины – то слишком много нужно денег, чтобы его восстановить.

tJ: То есть, можно приобрести полные руины, и восстановить по архивным данным – гравюрам и чертежам – старинный замок, начинив его современными высокотехнологичными системами жизнеобеспечения? А на это дело государство может выделить какой-то транш, грант?

Может. Но только в этом случае ты обязуешься открыть его для желающих его посетить. В долине Луары есть известный замок Ля Шато ди Бризак, в котором живут его исконные владельцы - герцог Де Бризак и его сын – маркиз Де Бризак. Они решили открыть часть замка для посетителей, руководствуясь патриотическими соображениями – потому что ощущают свой дом – живой частью истории Франции. И когда они это открыли для посетителей, государство, кажется, им какую-то материальную помощь оказало. И она была весьма уместна. У аристократов часто бывают проблемы с деньгами. А содержание замка – это итак немалые расходы, а когда там еще туристы ходят – то вообще расходы колоссальные, даже если за вход плату брать, - все равно, они тебе больше паркетов вытопчут, чем ты на них заработаешь.

tJ: У тебя у самого где дом, а где дача? 

До не давних пор я был бомжом. Ни дачи, ни дома. Недавно взял в банке ипотечный кредит на 25 лет, и купил дом на острове Нуар-Мутье, у атлантического побережья. В раннем средневековье там жили викинги.

tJ: Дорого «викингу» обходится поселение там в нашу варварскую эпоху?

Как однокомнатная квартира в Москве стоит мой дом с парой гектаров ландшафта. Но живу и работаю я в Москве, снимаю здесь квартиру. Так что, дача у меня во Франции, а дом – здесь. Как дальше сложиться – знать не могу. Отсюда перелет – 4 часа, еще полчаса на машине. По времени, как дача в Подмосковье, когда в пробке стоишь.

tJ: У меня тоже дача во Франции. Где поставлю палатку, там у меня и дача. 

Беседовал К.БАННИКОВ // Интервью впервые было опубликовано в 2007 году, в журнале «Туризм и Отдых». 


0.073441028594971