Встречи с Артемием Троицким. Шамони

5 апреля 2017
Кого только не встретишь летним вечером на пешеходной улице Шамони. Например, Артемия Троицкого.
Полный текст
Кого только не встретишь летним вечером на пешеходной улице Шамони. Например, Артемия Троицкого. С женой Верой они решили устроить себе альпийские каникулы, и вот первые результаты встреч с горами. Промокшие до нитки, они спустились с Флежера, куда подъемник Compagnie du Mont-Blanc завез их в дождевое облако, и вот они, мокрые и счастливые, бродят по улице Паккарда с целью купить Вере новую, и главное, сухую одежду. Через несколько минут горячий чай возвращает нас к нормальным кондициям теплокровных существ, и мы уже беседуем о чем-то вроде мироздания. 
 
- Ты много путешествуешь?
 
- Я бы сказал, для обычного человека, наверное, много, а для журналиста или путешественника, мало. Я довольно много разъезжаю по разным рабочим делам по городам типа Лондона, Амстердама, Хельсинки, Берлина. Недавно перебрался жить в Таллин, путешествовать стало ближе.
 
- Особенно, к месту чтения лекций, в Хельсинки…
 
- Вот именно. Смотря что ты понимаешь под путешествием. Если под путешествием понимать элементарное перемещение тела в пространстве, тогда я путешествую много.
 
- Как бы ты классифицировал перемещения человека в пространстве?
 
- Существует несколько стандартных разновидностей человеческих перемещений по миру, связанных, прежде всего, с целями этих самых перемещений. Есть отдых, то есть ты куда-то едешь, чтобы просто расслабиться, подлечиться, и набраться сил перед дальнейшими подвигами. Есть деловые поездки, в которых ты посещаешь новые места проездом и узнаешь что-то новое походя потому что у тебя в тех местах основные интересы – это интересы профессионального свойства. А путешествие – это и не командировка, и не отдых. Путешествия требуют от человека определенной концентрации усилий, направленных на активное знакомство с новыми культурами, природными или городскими ландшафтами, произведениями искусства и так далее. Это совсем другая вещь. Лично мне больше всего нравятся путешествия, потому что пассивный отдых я не люблю. Был период в жизни, когда мои путешестви имели качество аккомпанемента детям. Это накладывает определенные ограничения и обязательства. А вот сейчас в Шамони мы с Верой приехали, предварительно пристроив детей, так что можем себе позволить насладиться слиянием со стихиями. С дождем, например... Верунчик, тебе понравилось?
 
- Когда мы ехали наверх, я была готова его убить. Но думала, там, наверху, есть какое-то помещение, типа кафе. Но там не оказалось ничего. Туман и дождь... В итоге, конечно, понравилось.
 
- В общем, если бы я мог использовать свой каникулярный период так, как  мне самому хочется, то я, конечно же, не стал бы тратить время жизни на лежание на каких-то пляжах, или жить по полтора месяца в одном отеле, я бы в тогда максимально перемещался бы в тех местах, где ранее никогда не бывал.
 
И в каких, в первую очередь?
 
- А у меня есть такой мысленный список стран, где я еще не был, и куда мне надо поехать. В Европе я был уже, практически, повсюду. За исключением Албании и Исландии. Кстати, да, Исландия – одно из тех мест, куда я собираюсь, по возможности, попасть... Итак, в Европе, это Исландия. В России – Камчатка. А в остальном мире есть два таких обширных региона, куда я до сих пор не добрался, в силу того, что поездки туда требуют большого количества как времени, так и средств, - это два региона Южного полушария: Австралия и Новая Зеландия, и южная часть Южной Америки. В Южной Америке я бывал только в Колумбии и Эквадоре, и теперь мне хочется попасть в Аргентину, Бразилию и Чили. Вот такие у меня имеются амбиции как у путешественника. Когда их удастся осуществить, пока не знаю.
 
- Ну а из тех мест, если ли такие, куда хочется возвращаться? И, наоборот, куда возвращаться не хочется?
 
- В силу своей индивидуальной психологии, я не особо привязываюсь к каким-либо материальным объектам и конкретным местам.  Я бы не сказал, что ностальгирую по каким-то местам, куда бы мне хотелось возвращаться вновь и вновь. Мне всегда гораздо интереснее бывать там, где я раньше никогда не был. Но если говорить о том, какие места мне нравятся больше всего, то в России это Русский Север. Вологодская область, Феропонтово, Великий Устюг, и многие, многие другие. И для меня Россия – прежде всего именно это, а то, где я там живу. Что касается Европы, то, рассуждая объективно, самая шикарная страна – это Италия. В Италии – Тоскана. Ну, абсолютная сказка! Италия – да, это просто страна такая феноменальная, но в общем и целом к Средиземному морю я отношусь спокойно. Мне по душе больше какая-нибудь северная история. Просто в силу особенностей собственного темперамента и мировосприятия. Ну, а в места типа Лазурного берега, я бы вообще ни разу в жизни бы не приезжал. Отвратное совершенно пространство, которое мало чем отличается от прочих стандартных помоек типа города Сочи. В общем, это я все к тому, что северная стать Швеции, Финляндии, Норвегии, их сосны, мхи, валуны мне гораздо ближе и куда более по душе, чем поверхностный пафос модных курортов.
 
А тропики?
 
- В 1990-е годы я довольно много ездил по всяким островам, и из всех островов, на которых я бывал, я бы выделил Сейшельские острова и остров Бали, только, опять таки, не его стандартно-курортное побережье, - таких мест миллион в мире,  а внутренние районы, где живут люди, а не туристы. Там как раз и понимаешь, что находишься на сказочном острове. А Сейшелы меня просто покорили своей красотой и какой-то экологической безупречностью.
 
- Ты упомянул очень важную, на мой взгляд вещь. Место на карте и человеческий темперамент. То есть, психология личности нуждается в географическом расширении. Ведь, на самом деле, существует целый класс людей, которые как бы самоутверждаются за счет освоения физического пространства, которое метят, как собака территорию, в стиле «Киса и Ося здесь были», еще и малюют имена на скалах…
 
- У каждого человека имеется свой личный, индивидуальный баланс, в плане того, с какой целью путешествовать. Есть люди, которым важно покрыть как можно больше географических точек, сфотографироваться как можно в большем  количестве мест, и потом говорить, что он объездил весь мир. И наоборот, люди прилипают к какому-то одному месту, потому что им там просто хорошо. И между этими двумя полюсами есть огромное количество всевозможных градаций. Лично я ближе к таким поверхностным путешественникам. Потому что я – просто любопытный человек, которому просто интересно увидеть то, что он раньше никогда не видел. Но вовсе не потому, что я потом стану где-то хвастаться и ставить галочки, дескать, и здесь я был, и там я был, а потому, что какой-то дух путешественника, естествоиспытателя во мне живет.
 
В культурной географии тебя интересует абсолютно все, или есть какие-либо приоритеты? То если, допустим, на равноудаленном расстоянии будут располагаться памятники эпохи Средневековья, Возрождения или Каменного Века, к какому из них отправишься в первую очередь?
 
- Ты знаешь, если говорить о памятниках архитектуры, то реакция на них у меня может быть совершенно не предсказуемая. Мне нравятся многие чисто ландшафтные виды, вообще никак не связанные с присутствием человека. Иногда я совершенно балдею просто от видов неба. Разумеется, и архитектурные памятники меня весьма интересуют, но мои реакции на них обычно не стандартны. Например, Афинский Акрополь, величайший памятник мировой архитектуры, как это принято считать, на меня особого впечатления не произвел, а глубоко урбанистические пейзажи Сан-Франциско и Чикаго мне очень нравятся. В общем, по отношению к местам и их памятникам у меня нет принципов и приоритетов.
 
Интернет позволяет уже не просто получать полезную информацию, но рассматривать самые отдаленные уголки Земного шара посредством камер в режиме реального времени, в том числе и со спутников через тот же «Гугл», то есть, путешествовать не выходя из комнаты. Так чего же людям дома-то не сидится? Но все происходит наоборот - с развитием телекоммуникаций люди все больше куда-то елозят, и деньги на транспорт немалые тратят…
 
- Доступность мира посредством современных информационных технологий играет роль затравки. Телепередачи или мультимедийные продукты в гораздо большей степени, чем традиционные бумажно-полиграфические стимулируют человека увидеть все своими глазами и потрогать все своими руками. И, вот человек, получая необходимый объем информации, становится все более независимым и мотивированным в организации своих собственных путешествий, отвечающих его индивидуальному складу личности. Все потому, что, не взирая на виртуализацию реальности, сам человек – не виртуальное, слава богу, пока что существо. Видимо, быть естествоиспытателем – естественная человеческая потребность.
 
Беседовал Константин Банников

0.084634065628052