Экстрим

  • ИЗ НЕФОРМАЛЬНОЙ ЖИЗНИ МАСТЕРОВ ГРАВИТАЦИИ

    Человека, впервые оказавшегося на старте Maxi Avalanche, сразу проймет до костей пронзительный резкий звук. Что это такое, он поймет не сразу. Этот звук у них песней зовется...

    Горные даунхилльные веломонстры жалобно плачут на старте всеми своими зажатыми тормозами, спуская своих всадников туда, где наконец кончится эта размолотая каша летнего снега, никогда не тающая на ледниках Монте-Розы, но во второй половине июльского дня переходящая в пограничное агрегатное состояние. Внизу, в Червинии, лето в апофеозе. Все цветет и поет; шмели опыляют цветы и поглядывают по сторонам, кого бы еще опылить. Поднявшийся из этого оазиса к точке старта Maxi Avalanche в обычных ботинках сразу поймет, насколько он неправ. Ты бывал здесь сотню раз, катаясь с ледников Монте-Розы, и не сразу понимаешь природу новых ощущений. А это просто ноги промокли насквозь, прежде чем тыосознал разницу между горным кроссовком и горнолыжным ботинком... Где-то здесь должен быть старт... Его перенесли. Бреду по колено в летнем снегу в компании гонщиков, влекущих своих железных коней в поводу. Лишь немногие пытаются ехать, поминутно вставая на ноги. Снежная каша – специфическая диета райдеров летней Червинии.  

  • Фрирайдером стать просто. Главное – залезть на горку побольше, а напрягаться поменьше. Есть в китайской борьбе такой стиль – «школа пьяной обезьяны», в которой тело является не причиной, а следствием телодвижений. Так вот, это про фрирайдеров. Впрочем, сначала все по порядку.
  • Джон Рескин, - английский художник XIX века писатель, мыслитель, профессор изящных искусств Оксфорда был одним из тех романтиков, для которого «зияющие вершины» были источником или проводником вдохновения, словно это самое вдохновение было бы материальной субстанцией, струящейся с неба и стекающая по склонам гор на землю, словно эманация богов. «В горах замысел Творца в действительности обретает завершенность. Лучший прообраз рая, который возможен на Земле - он здесь, среди лугов и нив, на склонах великих Альп с лиловыми скалами и вечными снегами в вышине. Горы - величественные храмы Земли с вратами в виде скалистых утесов, с полом, вымощенным облаками, с хорами в виде горных потоков, с алтарями из снега… Они словно возведены специально для рода человеческого», - выражал Рескин свои лучшие чувства. И он же наблюдал, что по им проторенной тропе, по его божественным, тербующим преклонения вершинам, взялись лазать всякие плебеи. Грустно поэту, блин! Вот Рескин и наблюдал бум массового туризма в Альпы с грустью, порицая альпинистов за отсутствие благоговейного трепета перед вершинами мира, и отношение к ним как к «намыленным шестам на ярмарочной площади, на которые вы влезаете, а потом с довольными воплями соскальзываете вниз». От всей души хотелось бы Рескину возразить, и я возражаю.
  • Ранним утром в Шамони площадка перед офисом горных гидов - самое оживленное место. Здесь проводники встречают своих клиентов и расходятся по маршрутам.
  • При слове «велосипед» у разных людей возникают разные ассоциации. У одних оно вызывает усмешку – как нечто примитивное. У других – почтительное чувство как нечто гениально простое. Но и те и другие вспоминают детство как время, свободное от проблем, забот и прочих сопротивлений среды. Отсюда и эти ассоциации...
0.05820107460022