Остров Готланд

12 декабря 2012

Однажды копали археологи яму в новосибирской области, как вы понимаете, от Скандинавии весьма удаленной, и нашли настоящий меч викинга, выкованный на Готланде. Как попал он в Сибирь? Кем был его хозяин? Руны, покрывающие клинок, об этом молчат, адресуя мысли мастера и хозяина одной лишь деве Марии. Молчит и Мария в таких случаях. Так что ответы на эти вопросы можно будет узнать только в Вальхалле.
Мир в древности был куда более проницаем, чем мы это можем представить. Если современным потомкам викингов для того, чтобы посетить Новосибирскую область, необходимо преодолеть тысячу непреодолимых препятствий – визы, отпуска, деньги, дела, - то для собственно викингов, судя по всему иного препятствия, кроме пространства, не существовало. Доплывали они северными морями до Ямала, перетаскивали по тундре, от озера к озеру свои корабли, и попадали в Обскую губу. Вот викингам и Сибирь, могуществом которой прирастала Скандинавия, судя по ярко выраженной монгольской внешности викингских лошадок, порода которых в чистом виде сохранилась в Исландии.

Полный текст публикации

Однажды копали археологи яму в новосибирской области, как вы понимаете, от Скандинавии весьма удаленной, и нашли настоящий меч викинга, выкованный на Готланде. Как попал он в Сибирь? Кем был его хозяин? Руны, покрывающие клинок, об этом молчат, адресуя мысли мастера и хозяина одной лишь деве Марии. Молчит и Мария в таких случаях. Так что ответы на эти вопросы можно будет узнать только в Вальхалле.
Несмотря на современные коммуникации, мир в древности был куда более проницаем. Если современным потомкам викингов для того, чтобы посетить Новосибирскую область, необходимо преодолеть тысячу непреодолимых препятствий – визы, отпуска, деньги, дела, - то для собственно викингов, судя по всему иного препятствия, кроме пространства, не существовало. Доплывали они северными морями до Ямала, перетаскивали по тундре, от озера к озеру свои корабли, и попадали в Обскую губу. Вот викингам и Сибирь, могуществом которой прирастала Скандинавия, судя по ярко выраженной монгольской внешности викингских лошадок, порода которых в чистом виде сохранилась в Исландии.
Чтобы попасть на Готланд сегодня, Ямал пересекать не нужно. Стоит просто добраться до Стокгольма, найти напротив междугороднего автобусного терминала специализированный центр туристической информации о Готланде, разузнать детали вашего будущего путешествия, и расписание автобусов или электричек, которые доставят вас к причалу. От него и отчалите. От трехчасового путешествия по морю на пароме остается ощущение праздника, а вид вырастающего из воды острова завораживает.
Остров Готланд – из тех островов, на подходе к которому путешественнику кажется, что он будет первым из смертных, кто сойдет на его берега, сколько бы раз он не захотил бы сюда по свое воле или по воле ветра. Его высокий берег широк настолько, что перекрывает горизонт. И тогда становится ясно, что спешить дальше некуда.
Каждый остров – замкнутый круг и вещь в себе. Стало быть. Каждый сам для себя открывает свои острова.
«Готланд первым нашел человек, которого звали Тьелваром. Тогда Готланд был таким заколдованным, что днем опускался под воду, а ночью всплывал. Тот человек первым принес огонь на остров, и с тех пор он никогда не опускался. У этого Тьелвара был сын, которого звали Хавди, а жену Хавди звали Белая Звезда. Они первыми жили на Готланде… У них было три сына, которые поделили остров: Граип получил северную треть, Гути – среднюю, Гуннфьяун – южную», - так записано в «Саге о Готланде». Поэтому каждый житель острова и сегодня помнит, кто принес на Готланд огонь.…Сойдя на берег, не огонь ищу я, а целый двигатель внутреннего сгорания, который не замедлил мне явиться в облике старенького «Фольксвагена». Прокат машин тут же, в порту. Цены – каких в Европе не встречал нигде –25 евро в сутки за целый «Фольксваген». Укататься! Брать машину на прокат на Готланде разумно – остров большой, а мест, которые стоит на нем посетить много. С чего бы начать?.. Начнем от основания острова. То есть с археологии.Археологи утверждают, что если кто-то и принес огонь на этот остров, то произошло это никак не раньше неолита, около восьми тысяч лет назад. По крайней мере, более ранних следов человека на нем не обнаружено. Столь древние памятники что-то могу сказать только специалистам. Для людей от археологии далеких, это просто груды камней. А вот для того, чтобы увидеть уникальными памятниками ритуального искусства, сюда стоит ехать даже через Ямал. Готландские стелы, которые ставились на погребениях, связаны с религиозными культами предков викингов, восходящих к еще более глубокой древности. Они донесли до нас священные образы скандинавов железного века, наделявших свои железные изделия магической силой. Первоначально, в 5 веке, эти стелы имели форму лезвия топора. В верхней части стелы, которая могла достигать трех метров в высоту, изображался солярный символ, вокруг него располагались фигурки животных, внизу - гребное судно, по краям стелы - искусный орнамент. После нескольких веков упадка с началом эпохи викингов верх стелы приобретает новую форму - полукруга. Изображение меняет свой характер: появляются эмоционально напряженные сцены с сюжетами из сказаний о богах и героях - искусный кузнец Велунд выходит из кузницы с изготовленными им крыльями, конунг бургундов Гуннар брошен в змеиный ров жестоким Атли, Брюнхильд едет на повозке в Хель, валькирия встречает Одина, гордо восседающего на восьминогом коне Слейпнире. Непреходящим мотивом остается лишь судно, теперь парусное, со щитами по борту и бородатыми воинами.В эпоху расцвета культа Одина начался и расцвет деловой активности жителей Готланда. С 11 века они заняли ведущие позиции в посреднической торговле на Балтике между Востоком и Западом. О широкой географии их поездок можно судить по руническим надписям на камнях. На востоке они доплывали, как мы уже знаем, до Новосибирской области, на западе - до Америки. Важнейшим направлением их деятельности была торговля с Новгородом, где уже в конце 11 века существовал Готский двор (торговая фактория готландцев) и готландская церковь св. Олафа, а на самом острове позже появилась русская церковь для приезжавших торговать купцов. Готланд был одним из важнейших перевалочных пунктов Балтийского региона, о чем свидетельствует огромное количество кладов серебряных монет и других предметов, которых на Готланде найдено больше, чем во всей остальной Скандинавии. В саге об Олафе Святом говорится, что Олаф останавливался там, так как туда "отовсюду стекались новости". На побережье острова существовала система гаваней, известная по русским летописям как Готский берег, где велась активная торговля. На месте одной из таких гаваней вырос впоследствии город Висбю.Паркую «Фольксваген» у стены крепости Висбю, и наблюдаю как полиция сует под дворники машин, стоящих дольше 2-х часов штрафные квитанции. Становится понятно, что в Вальхаллу попадут не все. Но вот кто уж точно попадет, так этот дальнобойщик, изобразивший на капоте своего тягача фантастический пейзаж рая викингов. Он тоже, как и скандинавы железного века, обожествляет свое железное изделие. На зеркале заднего вида и на его бычьей шее болтаются те самые топоры, которые изображены на стелах 5-го века. Вообще, многие люди с острова Готланд любят разукрасить себя всякими викингскими украшениями и татуировками. Поэтому нельзя сказать, что эпоха викингов канула в Лету отсюда. Она здесь повсюду, просто, перестав быть политикой, стала эстетикой.Среди стен готических храмов Висбю, ровесников Норт-Дама, разрушившихся от запустения, в голову приходят странные мысли. Вот великий католик Микеланджело, сформулировал в качестве эстетического кредо принцип «Отсечь лишнее». А Лютер применил его к христианству, в котором лишней оказалась церковь. Каждый человек есть храм в себе, - учит протестантская этика. Вот и стоят, уж лет четыреста как, стены кафедралов Готланда, покинутые своими, ушедшими в себя прихожанами, служа пристанищем эху ревущего в шторма моря.Так же, как воля дизайнера форм и дизайнера духа, море отсекает лишнее от острова. Берега его северной оконечности в зоне прилива напоминают причудливые лабиринты стел, над которыми поработали волны в соавторстве с Временем. Стал добычей времени, то есть музеем, и небольшой заводик позапрошлого века. У ворот припаркован презабавнейший паравозик. Везде можно полазить.Если двигаться по окружной дороге дальше на север, то скоро она упрется в паромную переправу, каких много в Скандинавии. Она совершенно бесплатно соединят Готланд с маленьким, но таким же живописным, и насыщенным историчесикми памятниками, островом-спутником Форо. Если нет конкретной цели, то при въезде на паром лучше занять правый ряд, чтобы не перестраиваясь, повернуть направо. В этом случае уже минут через пять вы окажетесь перед туристического информационного офиса, где можно взять карту достопримечательностей. Чтобы объехать весь остров полдня вполне достаточно. Вернувшись с Форо на Готланд, следует двигаться в томже направлении, чтобы продолжать описывать круг, то есть, чтобы не ехать обратно по уже пройденной дороге.Особо гнать машину нежелательно. Можно задавить ежика. Ежиков вообще давить не хорошо, а здесь тем более. Потому что ежик – это символ Готланда. Кроме того, небольшая скорость позволит внимательно рассматривать дорожные указатели, среди которых множество специфических. Например, огромный курган, не то бога, не то героя. С виду ничего особенного. Ну, куча камней, всего лишь. Но стоит положить ладони на один из них, как легко почувствовать ту энергетику древности, которая собирала эти камни. Ведь каждый из них брал в свои руки, нес и складывал в этот курган древний воин, который что-то думал о Вальхалле, куда в тот момент он провожал погребаемого.
До моего корабля на материк оставалось несколько часов. Сдал машину и не спеша отправился прогуляться по Висбю, этому странному городу, где в жизни на руинах – нет экзотики, а, есть простая непрерывность истории.
Сегодня на этих руинах можно выпить кофе. Среди обломков средневековья расположились столики небольшой стильной кафешки. Рыжий мужчина двухметрового роста с татуировкой рогатого шлема на плече, в накрахмаленном белый фартук поверх майки, наливает кофе и отвешивает пирожные. Очень вежливый и добрый. Но с такой физиономией ему бы не одаривать своими булочками чужестранцев, а приходить в чужие страны за чужими булочками. Он бы, пожалуй, был бы рад, но нельзя: кругом Евросоюз. Поэтому отзываясь на голос крови, он дождется второй недели августа, когда на Готланде проходит фестиваль Средневековья. И тогда он сменит свой фартук кондитера на доспехи викинга, нахлобучит на голову рогатый шлем, возьмет со стены топор, (как на древних стелах), и выйдет на улицу сразиться с соседом из шиномонтажки. У того такой же топор имеется.
В общем, ничего не меняется в этом мире. Ну, разве что, камень сменила бронза, бронзу – железо, железо – пластик. Охотников и собирателей сменили воины и монахи. Воинов и монахов – студенты и кондитеры. Ладьи сменились паромами. Мифы – телевидением… Ну и Колумб еще за кофем сплавал. А в остальном все тоже. Волны сменяются волнами, с монотонностью скальда отсекая все лишнее от всего, чего касаются. От скал. От острова. От подсознания на них смотрящего.

Константин Банников

 

0.061675071716309