Первая линия "тоблеронов"

29 июня 2014

Не так уж много утекло из Лемана воды, а «Линия тоблеронов», как здесь называют это циклопическое сооружение, – уже исторический монумент. И это не памятник одноименной шоколадке, это монумент швейцарскому национальному характеру. Неизвестно, сознательно или бессознательно строители противотанковых тоблеронов отлили в железобетоне форму, которую в этой стране больше привыкли лить из шоколада. 

Полный текст публикации

Не так уж много утекло из Лемана воды, а «Линия тоблеронов», как здесь называют это циклопическое сооружение, – уже исторический монумент. И это не памятник одноименной шоколадке, это монумент швейцарскому национальному характеру. Неизвестно, сознательно или бессознательно строители противотанковых тоблеронов отлили в железобетоне форму, которую в этой стране больше привыкли лить из шоколада. Причины создать этот монумент были далеки от «шоколадных»: линия бетонных блоков – это не что иное, как полоса противотанковой обороны, перерезающая Женевскую Ривьеру между Женевой и Цюрихом. Она построена в начале Второй мировой войны, в которой Швейцария готовилась сражаться с фашизмом до последнего швейцарца, в то время как некоторые заключали с гитлеровской Германией всевозможные пакты, позорно сдавались, распустив армии, а то и вовсе приветствовали нацистскую оккупацию. В Швейцарии фашистские идеи не пользовались популярностью среди населения, здесь на немецком языке вещало антифашистское радио, государство, защищавшее своих граждан от ментального вируса фашизма, придерживалось тактики духовной обороны и традиционного нейтралитета. Однако фашистская удавка сжималась вокруг Швейцарии все сильнее. Аннексия Австрии с востока, Италия Муссолини с юга, оккупация Чехии с севера и сдача Франции без боя с запада превратила Швейцарию в демократический остров в разлившемся море фашизма. Было очевидно, что при вторжении ни о каком нейтралитете не может быть и речи, а удручающий пример Франции не оставлял швейцарцам других вариантов, кроме того чтобы начать готовится к большой войне. Национальная Ассамблея в четвертый раз в истории страны выбрала верховного главнокомандующего, которым оказался Анри Гизан. 20 июля 1940 года он обратился к армии с исторической речью, из которой всем в стране и в мире было понятно – Швейцария будет сражаться до последнего солдата, и «если кончатся пули, будем биться штыками». Издается приказ – считать провокацией любые заявления о капитуляции, от какого бы государственного органа они ни исходили. Всем при этом было очевидно многократное преимущество вооруженных сил противника. Но у Швейцарии было свое преимущество – Альпы. Горы позволяли превратить страну в одну единую крепость, что и было сделано. Согласно плану «Национальный редут» по периметру страны создаются сплошные ряды укреплений, чтобы задержать противника, минировали все мосты, дороги, тоннели. По мере наступления вражеской армии швейцарцы сливаются со своими войсками и становятся воюющим народом. Они отступают в горы, взрывая за собой инфраструктуру, и переходят к тотальной партизанской войне. В горах любая пригодная для обороны скала, любой тактически полезный участок естественного ландшафта превращается в неуязвимую огневую точку, врезанную в монолит гранита.
Частью этой системы укреплений были и тысячи девятитонных тоблеронов, с высоты параплана напоминающие своей цепью мегалитического Левиафана, ползущего из Лемана в горы Жюра. Было понятно, что Женеву, окруженную со всех сторон сдавшейся фашистам Францией, будет не удержать. Поэтому в случае нападения ее было решено взорвать, чтобы сохранить силы для решающего сражения на линии тоблеронов, выстроенную вдоль русла реки. Недалеко от дороги, ведущей вдоль берега Лемана, в непосредственной близости от линии обороны, в 1940 году были построены противотанковые дзоты, замаскированные под обычные фермерские дома. Один из них носит имя Вилла-Роза и имеет окна, которые не выбить даже танковым снарядом, потому что они... нарисованы на железобетонной стене 2,5-метровой толщины.
Уже начинались стычки на границах, уже ВВС Швейцарии схлестнулись в воздухе с асами люфтваффе, но военная мобилизация страны, ее решимость драться до последнего штыка позволили Гитлеру адекватно оценить свои возможности и предложить Швейцарии договор о ненападении. Совсем избежать потерь в духовной обороне не удалось. Швейцария, как и Швеция, несмотря на нейтралитет, была вынуждена предоставить Германии коридоры для транзита, и все же страна была спасена, последовав принципу, известному со времен Древнего Рима, – Si vis pacem, para bellum, «хочешь мира – готовься к войне”. Ну а пример стран, без боя сдавшихся нацистам, служит иллюстрацией нового афоризма: «Те, кто предпочитает позор войне, в итоге получают и позор, и войну». 

0.064016103744507