Рождественские концерты Вячеслава Малежика в Шамони

Стало уже доброй традицией праздновать встречу с горами как праздник. А в праздник хочется петь и танцевать. У всех, приехавших в январе 2011 года в Шамони, есть возможность попеть старые добрые песни в компании их автора - старого доброго Вячеслава Малежика. Впрочем, стоит встретиться с ним в неформальной обстановке, да при этом еще чего-нибудь выпить, как вместе с ностальгией по «временам и нравам» приходит ощущение того, что времени, в общем-то, нет. По крайней мере, его нет для таких вещей, как простая, добрая, искренняя песня.
Полный текст

За последние лет двадцать российская эстрада вся куда-то тронулась. Плеяды «звезд» надувались и лопались быстрее пузырей жвачки. Лещенко заправляется «Лукойлом». Макаревич учит президента РФ не прогибаться под изменчивый мир. Киркоров окончательно разлюбил женщин и полюбил пинать их ногами. Розембаум стал депутатом. «Вальс Бостон» стал водкой. Шевчук вот-вот возглавит бунт. На своем месте остается лишь один Малежик со своей, точнее, давно уже нашей «Попутчицей». А то, что наше место нынче в Шамони - так оно и слава богу.


- Вы себя как-то соотносите с бардовской традицией?


- Ты мне скажи, что такое бардовская традиция, а там мы уже определим. За годы своей работы я себя попробовал в самых разных жанрах, в принципе, все это - шоу плюс умение найти контакт с аудиторией - услышать, не пропустить интересный вопрос из зала и успеть дать на него ответ. В самом общем виде бард - это человек, которые поет песни собственного сочинения на музыку, которую сам же и сочиняет, при этом сам себе и аккомпанирует. Я пишу сам свои песни. То есть, формальным признакам бардовской традиции как бы соответствую. А обо всем остальном пусть рассуждают критики.


- В свое время вы пережили колоссальную популярность и ваши пластинки выходили миллионными тиражами. В наше время такие аудитории способен собирать разве что какой-нибудь «Дом-2». Что-то случилось с публикой?


- Не мое дело давать оценки публике и заниматься анализом или психоанализом. Пусть этим занимаются журналисты. Мое дело - песни петь. Я вас уверяю, что в то время когда у меня выходили большими тиражами пластинки, в стране была еще масса других поэтов, певцов, композиторов, ничуть не менее талантливых. Просто тогда не было такого количества звукозаписывающих студий, к тому же и техника сегодня позволяет любой голос выправить. Сама по себе популярность чего бы то ни было, в медийную эпоху говорит не о таланте артиста и даже не о вкусах аудитории, но о состоянии медиа рынка и медиа технологий, в частности, телевидения которое было и продолжает быть идеологизированным с той лишь разницей, что в советское время оно существовало для того, чтобы привлекать зрителей к строительству коммунизма, а нынче - чтобы отвлекать от реальных проблем.


- Но власть, судя по недавней встрече президента Медведева с рок-звездами в кафе, нуждается в… снисходительном отношении музыкантов. Как вы относитесь к подобного рода «дружеским встречам», когда «гитара по узкому кругу»?


- Мне сложно об этом говорить, потому что меня туда не звали. Ну, что тут можно сказать? По моему мнению не будет ошибкой назвать это популизмом. В общем, ничего конструктивного в такого рода мероприятиях я не вижу.


- Разве более конструктивно продолжать игнорировать диалоги с властью и вечно петь в лесах у костров? Или этот уход с гитарой на природу - это отголосок эпохи романтизма с ее озвучиванием живого ландшафта живым словом…


- По-моему, ты тут очень сильно лишнего закрутил. «Озвучивание живого ландшафта»!..  Никакого «живого ландшафта» никто там не собирается озвучивать. Просто люди собираются отдохнуть, расслабиться вдали от городов, пообщаться, выпить, ну и песенки попеть. А для меня мои концерты - это еще и возможность побыть не каким-то там супер артистом, а просто, товарищем, который просто взял в руки гитару, чтобы озвучить не какой-то там ландшафт, но просто праздник - праздник встречи человека с природой, с друг-другом, с Альпами, с Шамони. 

0.053385972976685