Гагарин в космосе... и в космологии

12 апреля 2016

GZT: Недавно я наткнулся в Интернете на заметку, автор которой нашел в роду Юрия Гагарина костромских колдунов. И такое «открытие» было не одно. Могли бы вы их прокомментировать?

КБ: Все, что кается менталитета, общественного мнения, фольклора и прочих форм духовной культуры, на мой взгляд, непосредственно связанно с фундаментальными когнитивными структурами человечества – то есть с тем, что обеспечивает саму возможность мышления... 

Полный текст статьи

Руководитель международного Центра антропологических исследований ARC, доктор исторических наук Константин Банников рассказал порталу GZT.RU о том, почему в личности Юрия Гагарина видят героя, шамана и даже вождя, почему такой фигурой не мог стать Пушкин, зато мог Кадаффи и почему российскому народу мифы нужнее, чем исторические факты.


Недавно я наткнулся в Интернете на заметку, автор которой нашел в роду Юрия Гагарина костромских колдунов. И такое «открытие» было не одно. Могли бы вы их прокомментировать?

Все, что кается менталитета, общественного мнения, фольклора и прочих форм духовной культуры, на мой взгляд, непосредственно связанно с фундаментальными когнитивными структурами человечества – то есть с тем, что обеспечивает саму возможность мышления. Помимо универсальных, общевидовых для «хомо сапиенсов» когнитивных механизмов существуют и локальные, «менталитетные», обеспеченные культурно-историческим опытом того или иного народа. Российские общество по сей день остается довольно архаическим, и воспроизводит алгоритмы мировоззрения крестьянства XIX века. Конечно, век ХХ и большой политический пресс заставили общество претерпеть некую поверхностную модернизацию. Но в глубине души, в своих базовых архетипических пластах ментальности оно остается древним.
При этом до начала ХХ века, с активной индустриализацией, и до собственно конца крестьянства, уничтоженного сталинской коллективизацией, российское общество в плане менталитета практически не изменялось, даже в 1917 году. Политическое и экономическое, научное, культурное, философское и любое другое развитие не затронуло крестьянскую культуру. В результате, в России на конец XIX века мы фактически имели два общества - общество, условно назовем его, элитарной культуры - общество изобретателей радио, открывателей законов химии и физики, и общество, практикующее дохристианские религиозные практики.

Каковы характерные черты такого общества?

В качестве проявлений можно вспомнить о том, что даже в XIX века газеты писали про человеческие жертвоприношения. Например, в Тамбовской губернии боролись с ритуальным умерщвлением старух. При этом общество имело свои представления о справедливости, о добре и зле, о праве. Тогда как все представление о государстве сводилось к образу царя – все остальное казалось крестьянам непонятным и необязательным. Их жизнь была оторвана от жизни интеллигенции, от государства и так далее. Не случайно все попытки народников просвещать народ терпели крах, а многих пытавшихся это сделать в конечном итоге крестьяне просто били.
И вот это глубинное религиозное сознание в XX веке сталкивается с новыми реалиями. Но оно не может поменяться вдруг. Вот хороший пример. Жил себе человек, верил в бога. В 18 году он записывается в Красную армию – и пишет, что ранее был верующим. Но что значит, был – верующим? Можно либо быть, либо не быть. Он не может взять и перестать верить, но требуется быть атеистом. Ему вообще предлагают новую систему координат – в том числе императора заменяют диктатором.

И насколько тяжело прошла смена ценностей?

В целом она прошла органично. Обратите внимание, в религиозной, набожной стране не возникло никакого движения в защиту церкви. А почему? А потому, что мифологические структуры были сильнее собственно религиозной культуры, и народ просто принял подмену христианства на советские культы, которые оказались более органичными, с идеей живых воплощений божества, которые предлагал культ Ленина-Сталина. Советская пропаганда вернула богов с небес на землю, и людям это понравилось. Это же приятно, когда бог не где-то там в теософских абстракциях, а здесь, рядом. В результате, архаическое сознание остается практически в том же виде и на фоне колоссального прогресса 20-го столетия интерпретирует на свой мифопоэтический лад все, что связано с Великой отечественной войной, наукой, космосом и так далее.
Поэтому и легенда о родовой связи Гагарина с шаманами - это не простой бред, но архетипический, если можно так сказать. Дело в том, что шаманизм, как религиозная картина мира, рассматривает мироздание в структурной целостности миров – подземный мир, средний мир, и мир верхний – миры демонов, людей и богов. Это образное выражение когнитивной структуры, заложенной в нашем подсознании. Благодаря ей мы можем ориентироваться в мире и связывать факты в системы, анализировать, фантазировать и ассоциировать законы космоса и законы социума. Например, существует понятие бинарных оппозиций – «черное-белое», и эти цвета мы не можем воспринимать без этической окраски.

И как в эту картину вписывается полет Гагарина?

В народном сознании весь XX век прошел под знаком некой толкиеновской битвы добра и зла. И успехи нашей страны – как «успехи добра», обрастали мифами. В этом отношении полет Гагарина был явным и безусловным успехом. Поэтому его значение в области национальной идеологии гораздо выше, чем собственно научно-техническая сторона этого события. До сих пор освоение космоса, равно как и победа во Второй мировой войне, является идеей, на фоне которой строится национальная консолидация. Собственно таких сюжетов очень немного, а потому каждый из них особенно мифологизирован.
А сам герой стал в некотором роде русским Бэтменом. Он пронзает миры, улетает в Космос и оттуда осеняет Землю своей лучезарной улыбкой. Он человек, лишенный недостатков – почти что божество. В том числе, поэтому русские люди крайне болезненно воспринимают разговоры о том, что он мог разбиться по пьянке, или другие, развенчивающие миф.

Путин – тоже шаман?..

Как и бэтмен, шаман - это сверхчеловек, компетентный во всех мирах - верхнем, среднем и нижнем, способный общаться с богами, с демонами, с людьми. Поэтому его образ композитный - от слова «композиция», в его костюме есть знаки его принадлежности ко всем сферам Универсуума. Так что Гагарин в фольклоре просто не мог не стать «шаманом». Что касается «шаманизма» лидера нации, могу привести параллель - более наглядную и стоящую ближе к нам во времени. Наверняка, вы помните, как раскручивали образ Путина, когда готовили к первому президентскому сроку, точнее, как его в процессе подготовки показывали по телевизору. То он взлетал в небо на истребителе и его показывали крупным планом, то спускался под воду, то в халате какого-то агронома посещал ферму и руками копался в каком-то силосе или гумусе на телеге. Соедините костюм подводника, халат агронома и наденьте сверху летный шлем. Вы получите композитный образ мифологического сверхсущества, то есть костюм, феноменально шаманский.
Ведь какова структура костюма шамана? Например, он может носить шапку из перьев, иметь атрибуты среднего мира (хотя бы то, что сам он человек) и нижнего – хвост змеи или еще что-то в этом роде. Пиарщики, которым было необходимо сделать из Путина сверхгероя, такого же русского Бэтмана, спасителя отечества и так далее, воспроизвели эту же схему. Я уверен, что случайно, но тем не менее - это наглядно показывает, как в политике работают те же самые законы коллективного бессознательного.

Как вы думаете, почему та же Великая отечественная война не подарила героя, сравнимого с Гагариным?

Герои были и до войны, и после, и вовремя нее, разумеется. Папанинцы, стахановцы, «сталинский соколы», «пионеры-герои». Целые галереи образов, с пантеонами в каждом городе, и главным пантеоном на Красной площади во главе с пирамидой, с нетленными мощами верховного советского божества. Советская культура в принципе основана на мифоритуальных алгоритмах, активно эксплуатировала мифы и мифологические сюжеты с целью социальной, политической, идеологической мобилизации, начиная с детского сада. Показательно, что когда в перестроечное время у пишущей интеллигенции появилась мода развенчивать советские мифы, общество восприняло ее крайне негативно

Издержки мифологии...

В истории освоения космоса до сих пор полно невыясненных вещей. Я слышал, что вышла книга на английском языке, в которой содержится множество разоблачений космонавтики. Например, перегрузки рассчитывались экспериментальным путем. На тысячах людей ставились опыты. Книгу я не читал – и насколько там все доказано, сказать не могу. Но, в любом случае, народ не захочет читать эту книгу – ему не нужны факты. Историческая правда ему некомфортна. Народ живет, не в истории, а в мифологии.
И это на самом деле плохо. В России нет интеллектуальной элиты, которая могла бы заниматься подобной провокацией исторических рефлексий. То есть народ не является субъектом собственно истории. Он делегирует право делать ему историю тому лидеру, в лице которого обретает свою субъектность. Поэтому такой народ нуждается в харизматическом лидере. Демократическое общество, с развитыми институтами представительства, социальными лифтами, возможностями личностной самореализации в харизматиках не нуждается. Чем более яркое общество, тем более тусклые у него политики, и наоборот. Обратите внимание. Чем более общественный потенциал блокирован тоталитарными режимами или серой, безликой бюрократией, тем выше в ней спрос на такие персоны. Взять, к примеру психотип диктатора. Тот же Муамар Каддафи. Он яркий, харизматичный, экстравагантно себя ведет и воплощает собой национальную историю. В таком случае, народ воспринимается как некая масса, которая олицетворяется фигурой вождя. Например, в древнем Зимбабве, когда умирал король, все люди сносили свои дома, чтобы заново начать саму историю. В демократическом же обществе даже личность монарха, там где она сохраняется, схематизируется в системе национальных традиций, не говоря уже про всякого рода президентов и премьеров – все они там у них просто топ-менеджеры.
Вторжение в глубинные пласты ментальности вызывают реакции крайне болезненные. В начале 90-х годов появилась мысль, что народ не в меньшей степени, чем диктаторы, ответственен за свою историю. Такое настроение могло подвести к идее национального покаяния, как это случилось в Германии. Но у нас этого не произошло, и народ ушел в мифологическую анестезию. Стали вновь переписываться и цензурироваться учебники истории. Вновь возникла ностальгия по Сталину с постыдной апологетикой «эффективного менеджера». Но мифология, в отличие от истории, стыда, морали, ответственности не знает. Мы же не станем стыдить Ахиллеса за многие убийства и возлагать на Одиссея историческую ответственность за разрушение Трои? С восприятием Сталина на наших глазах вновь происходит тоже самое - дело не в том, что народ реально хочет видеть во главе страны диктатора, а в том, что в Сталине уже не видят того, кем он был, а снова хотят сверхгероя, Бэтмена – супермена, который пришел бы и исправил несовершенство мира. С образом Гагарина произошло тоже самое. Специфика России в том, что те потребности мифологического сознания, которые в Америке в большей мере обслуживает Голливуд, у нас в большей степени удовлетворяют политики.

На ваш взгляд, в других странах и культурах есть фигуры, подобные Гагарину?

Зачем подобных? В других странах есть все тот же наш Гагарин, ведь не зря же он - достояние человечества. Не так давно я был в Париже и сидел на Монмартре, где играют уличные музыканты. И вот играет один музыкант, непонятной национальности. Говорит по-английски, что зовут его Юрий. Он не из России, но его отец так проникся полетом Гагарина, что назвал сына в честь первого космонавта. Однако поскольку у нас дефицит национальных консолидирующих факторов и исторического самосознания, постольку мифопоэтическое значение фигуры Гагарина в России выше, чем в прочих странах, где он символизирует освоение космоса, а не Космос как мироздание в гармонии сфер.

А если взять, Пушкина, из которого тоже активно делали фигуру, символизирующую российскую культуру?..

А кто читает Пушкина? Школьники. Взрослые редко обращаются к классической литературе. Пушкина приятно уважать. В результате, его все чтят, но никто не читает. А читают в лучшем случае какие-нибудь газеты.

Можно ли сказать, что личность самого Гагарина как-то повлияла на создание образа или таковым мог оказаться любой человек?

Идеологическая машина выбирает не просто так: во внимание принимается внешность, биография, имя, фамилия – все. Космонавты в любом случае выглядели выигрышно. Я слышал, что на роль такого героя претендовал Герман Титов. Однако имя Герман отдает ассоциациями с Германией. И в этом плавне Гагарин оказался идеальным кандидатом... 

0.061126947402954