Италия

  • Есть такие места, где ничто не меняется. Это
    заменители памяти…

    Человеку, выросшему в городе у моря свойственно отрицание, как форма движения. По крайней мере, жизнь в таких городах располагает сказать всему мироустройству «нет», как это заметил Бродский в эссе о Санкт-Петербурге, после того, как его навсегда покинул. Исход. Чем не выход?
    «Лучший выход – всегда насквозь», - одно из его любимых изречение Одэна. «Насквозь» - это «сменить империю» и найти себе новую «провинцию у моря». «Насквозь» - это, в конечном итоге, всегда посмертно. «Насквозь» - это память. Потому что Letum non omnia finit… «Смерть – еще не конец».

     

  • Сицилия – остров огромный. Если вы не готовы потратить на его изучение год-другой, а располагаете всего несколькими днями, то маршрут следует спланировать так, чтобы, с одной стороны, увидеть культовые, открыточные места, с другой стороны, рассмотреть жизнь острова под новым углом зрения и быть первым естествоиспытателем в своем офисе и «Фейсбуке», поражая френдов неординарностью своих маршрутов, благо Сицилия и омывающие ее моря к тому располагают. Неординарностью маршрутов поразил когда-то своих френдов Одиссей, герой Троянской войны, автор троянского коня. Это здесь он плавал 20 лет, лавируя между Сциллой и Харибдой, внимая пению сирен, сражаясь с циклопами и развлекаясь с нимфами.
  • Долина Аосты (Валле д'Аоста) с глубокой древности является стратегическим трансальпийским перекрестком путей, соединяющих Апеннинский полуостров и Средиземноморье с континентальной Европой. Населенная с неолитических времен Долина впоследствии была занята кельтсколигурийским племенем салассов, уничтоженных римлянами в I веке до нашей эры, после столетнего противостояния.
  • Есть на свете места, где в голову приходят странные мысли. Точнее, не места – воронки, образованный круговоротом истории и геологии, танцем Клио и Урании, отношения которых волнует поэтов более, чем геологов и политиков. Что естественно. На великих рунах музы роятся более, чем где бы то ни было.
  • В прогулках по Вечному городу есть, соответственно, нечто от вечности. Странник в таких городах, переставляя по площадям ботинки, как правило, не спешит. Да и куда можно спешить, прогуливаясь по руинам, имея в их образе перспективу любого времени, как такового... Что есть, в сущности, руина? Пространство, из которого время отсекло лишнее, оставив главное. Руина – это дайджест недвижимости. Поэтому всякий, прогуливающийся по руинам, будь то кот или человек – субъект времени, «самый смертный прохожий», открывающий в самом своем присутствии приятную избыточность, и благодарит богов за роскошь отпущенного времени. 

  • Перевал Большой Сен-Бернар, с ландшафтно-географической точки зрения - не самый высокий, сложный и прекрасный в мире перевал. Есть в мире перевалы и повеличественнее на вид, чем это, круто уходящее в небо шоссе, доступное к покорению любой малолитражке. Но, так уж получилось, что с самого начала Большой Сен-Бернар из географического явления прекратился в культурное, историческое, политическое, этнографическое, религиозное, став, таким образом, водоразделом ойкумен «по ту» и «по эту» сторону Альп, которым римляне дадут, названия, соответственно, «Трансальпийской» и «Цизальпийской». Впрочем, и до римлян здесь было оживленно.
  • Чирелла - единственный в своем роде город-руина в Калабрии. Руиной он, не смотря на свой античный вид, стал совсем недавно, будучи окончательно добитым, после периода эпидемий, итальянской кампанией Наполеона Бонапарта. 

  • Бурано - это такой остров в венецианской лагуне. Точнее, архипелаг из четырех островов, ставших административными районами, соединенными мостами. Здесь, как и в любом море квартал имеет образ острова. С Бурано, как и с соседнего Торчелло, начиналась история освоения Венецианской лагуны. 

0.040919065475464