Шамони. Поцелуй бездны

11 июля 2014

На Эгюй-дю-Миди лучше всего подниматься рано утром, когда солнце, которое еще не очень высоко, просвечивает косыми лучами воздушную дымку, висящую между скальных хребтов. Геометрический объем линейной перспективы наполняется воздушным объемом, вдруг ставшим доступным взгляду. Подняться на первом рейсе гондолы на Эгюй-дю-Миди – это значит принять участие в пейзаже. Это знают все, и поэтому за час до открытия канатки у ее нижней станции собирается толпа живописного народа – альпинисты, парапланеристы, лыжники, сноубордисты, скалолазы – симпатичная такая публика. Когда-то вершина Эгюй-дю-Миди только для такой и была приспособлена. Они и теперь не собираются задерживаться на смотровых площадках, а сразу пойдут на гребень – принимать в пейзаже самое непосредственное участие. 

Полный текст

На Эгюй-дю-Миди лучше всего подниматься рано утром, когда солнце, которое еще не очень высоко, просвечивает косыми лучами воздушную дымку, висящую между скальных хребтов. Геометрический объем линейной перспективы наполняется воздушным объемом, вдруг ставшим доступным взгляду. Подняться на первом рейсе гондолы на Эгюй-дю-Миди – это значит принять участие в пейзаже. Это знают все, и поэтому за час до открытия канатки у ее нижней станции собирается толпа живописного народа – альпинисты, парапланеристы, лыжники, сноубордисты, скалолазы – симпатичная такая публика. Когда-то вершина Эгюй-дю-Миди только для такой и была приспособлена. Они и теперь не собираются задерживаться на смотровых площадках, а сразу пойдут на гребень – принимать в пейзаже самое непосредственное участие.

Именно в это время суток с вершины получаются самые замечательные фотографии. В полдень освещение будет неинтересным. Чтобы застать горы во всем их великолепии, нужно постараться уехать на первой гондоле, то есть прийти к ней минут за сорок до открытия, уже имея при себе скипасс. Утром у касс бывает толпа.
Несмотря на гондолы, полные народу, утром на смотровых площадках Эгюй-дю-Миди не так многолюдно. Основной поток идет на гребень, ведущий в Белую долину, и гости Полуденного пика – так переводится с французского имя вершины – могут прогуляться по нему в тишине и спокойствии. Когда-то простая верхняя станция подъемника со временем превратилась в настоящий культурно-развлекательный комплекс с галереями, музеем, рестораном, магазином, открытыми террасами, с которых открываются фантастические пейзажи на самые высокие Альпы. Одним взглядом можно охватить и массив сорока четырехтысячников Монте-Розе, что на границе Италии и Швейцарии, и зуб знаменитого Маттерхорна, и хребты массива Монблан, разбегающиеся веером буквально из под ног. Сам Монблан здесь настолько близко, что можно рассмотреть фигуры альпинистов на его вершине, если, конечно, смотреть в бинокль, а еще лучше в бинокулярный телескоп – здесь он всегда к вашим услугам.

В это лето на Эгюй-дю-Миди открылся новый аттракцион «Шаг в бездну», уже завоевавший популярность. Это идеально прозрачная стеклянная кабина со стеклянным полом, висящая на высоте 3800 м над пропастью двухкилометровой глубины. Вряд ли ощущения от пребывания в этой кабине как-то удивили бы бейсджамперов, время от времени пролетающих мимо, а вот остальным любителям новых ощущений эти чувства покажутся совсем новыми. Магнетическое чувство бездны. Это чувство страха и притяжения нам досталось от наших далеких предков – маленьких приматов, которые, подобно белкам, жили на деревьях и прыгали по веткам. Когда ты белка или обезьянка, то твой мозг устроен так, что решения принимаются мгновенно и в полете. Оказавшись на конце качающейся ветки, ты должен сразу прыгать, поскольку не можешь надолго задерживаться и особо раздумывать, иначе сорвешься. Оттого, оказавшись на краю обрыва, нам бессознательно хочется прыгнуть, что полет – изначальное прасостояние существа человеческого... Хорошо, что кругом стекла. Целовать бездну лучше через стекло. На нем так и хочется написать губной помадой строчку Марины Цветаевой: «Говорят, тягою к пропасти измеряют уровень гор». 

0.06917405128479