Франция

  • На Эгюй-дю-Миди лучше всего подниматься рано утром, когда солнце, которое еще не очень высоко, просвечивает косыми лучами воздушную дымку, висящую между скальных хребтов. Геометрический объем линейной перспективы наполняется воздушным объемом, вдруг ставшим доступным взгляду. Подняться на первом рейсе гондолы на Эгюй-дю-Миди – это значит принять участие в пейзаже. Это знают все, и поэтому за час до открытия канатки у ее нижней станции собирается толпа живописного народа – альпинисты, парапланеристы, лыжники, сноубордисты, скалолазы – симпатичная такая публика. Когда-то вершина Эгюй-дю-Миди только для такой и была приспособлена. Они и теперь не собираются задерживаться на смотровых площадках, а сразу пойдут на гребень – принимать в пейзаже самое непосредственное участие. 

  • История, раскопанная археологами на горе Фурвьер, имеет вид античного театра. По размаху, с которым построены трибуны, можно судить о том, каким многочисленным было население прото-Лиона...
  • Париж возник на острове Сите (р.Сена) в середине III века до нашей эры как укрепленное поселение Лютеция, принадлежащее кельтскому племени паризии, к этнониму которых восходит современное название города. Первое упоминание об этом населенном пункте оставил Юлий Цезарь в VI книге "Галльской Войны" в 53 году до нашей эры. Период римского правления (52 г до н.э. - 508 г.) сменился эпохой франков.  

  • Архитектура без людей – это бессмысленное нагромождение камней, бревен, стекол, шифера и рубероида. Чтобы узнать историю архитектуры, следует понимать, во-первых, как люди жили, во-вторых, что они о жизни своей думали. Соответственно, идеи и эпохи отпечатывают в архитектурных формах свои черты не хуже, чем трилобиты в окаменелостях. Внимательный путешественник, гуляя по городам, различает на фасадах домов черты истории. В архитектуре воплощается особое время – время собирать камни. Камни, сложенные в стены рассказывают нам о том, какие эпохи идей и идеи эпох нашли свои отражения в окнах домов Шамони. 

  • Иногда приятно ошибиться поездом и уехать куда-нибудь. Из, допустим, Милана, вместо, допустим, Гренобля, в, допустим, Париж. Как бы случайно. Однако, все случайности есть ни что иное, как цепь непостижимых закономерностей. Непостижимых для обычного человеческого сознания, и разве что художникам данных в ощущениях... Так художник Джоржио де Кирико, любивший рисовать поезда, видел в составах, вокзалах, перронах не образы путей сообщения, а метафоры человеческих судеб. И вот, пасмурным утром вне времени года я себя застаю на перроне какого-то вокзала и осматриваюсь по сторонам. Точно, Париж..
  • Альпийский городок Межев берет свое начало непосредственно от источника. В переводе с древнекельтского его название означает "междуречье". До середины XX века этот курорт сохранял сельский уклад жизни, по улицам бродили коровы, которых было больше чем машин. Сегодня Межев - это высший регистр аристократического стиля. Здесь считается знаком хорошего тона украсить витрину магазина томиком Гомера, а в интерьерах иных отелей вы найдете среди книг прижизненное издание Вольтера. Стоит ли удивляться тому, что скульптуры его знаменитой галерее BARTOUX вышли на улицы города, по закону превращения искусства в жизнь, а жизни в искусство.
  • Марина Цветаева, вопреки своему «морскому» имени, не любила море. Вот что она писала по этому поводу Пастернаку в своих письмах: «Ущемленная гордость, Борис. На горе я не хуже горца, на море я — даже не пассажир: дачник. Дачник, любящий океан... Плюнуть!». Детские впечатления, которые она получила, путешествуя в Шамони в 1903 году, очевидно, повлияли на всю ее личность. Не могли не повлиять. Без гор была бы другой и "экстремальная" поэзия Цветаевой…
  • От Мутье, на подъезде к которому красуется плакат, сообщающий о статусе этого городка – «Порт Трех Долин», что так и есть, - дорога на Валь Торанс, www.valthorens.com, резкими петлями серпантина забрасывает машину прямо в снежное облако. Пять минут назад вокруг было почти что лето, явленное в полянах, зеленевших что альпийские луга, и от взгляда на все эти распустившиеся почки-цветочки в подсознании райдера проснулся алармизм – «а вдруг и там...»? И вот машина, этот новый внедорожник «Peugeot 4008», уже облеплена мокрым снегом, дворники работают на полную мощность, и на первой же большой стоянке, из тех, которые на дорогах обозначены знаком с елочкой и столиком, стоит полиция и заворачивает все, выглядящие по-летнему, автомобили – не кабриолеты, естественно, а те, чьи водители без «крыши», отправляются в Валь Торанс на летней резине. Полиция реакционна: она рекомендует цепи и реагирует. Это и есть цепная реакция. 

0.10350489616394